Дисклеймер

Дорогие мама, папа, бабушка, сеструха (впрочем, тебе-то это и так понятно, можешь дальше не читать), друзья, подруги, товарищи, бывшие, настоящие и будущие жены, тещи, тести, шурины, девери, научные руководители, преподаватели литературы (МА, привет!), музыки (ВВ, здравствуйте), философии (ВП, рот фронт!) и прочих точных и не слишком наук. Знакомые, коллеги, клиенты и родственники, в том числе троюродные братия и сестры, однокурсники, собутыльники, одноклассники, первые и не первые любови, любовницы, случайные девочки, внебрачные дети и все остальные, ту хум ит мэй консёрн!

У меня для вас важное заявление.

Автор этого журнала — персонаж с массой собственных качеств, как положительных, так и отрицательных. Часть из них имеет отношение ко мне лично, а часть — нет. Какие именно какие — дело ваше, но прежде чем вы начнете проводить аналогии, позвольте, я скажу следующее. Герой, от лица которого написано все, что вам может случиться здесь прочесть¹, скорее всего разделяет со мной многие из точек зрения и взглядов на жизнь, но его манера изъясняться, стиль, обаяние, галантность, хамоватость, выпендреж, цинизм, тонкая душевная организация, матерщина, любовь к кулинарии и плацкартным вагонам, владение иностранными языками и музыкальными инструментами — это все его личное дело. Мы с ним давно и хорошо знакомы, местами друг другу подражаем, чему-то друг у друга учимся, но все же мы не совсем плоть от плоти и не свет от света. Учтите это пожалуйста, по возможности не падайте в обморок и не обольщайтесь.

—————————————
¹ Включая то, что вы читаете прямо сейчас.

(no subject)

Все знают, что в лучших домах Лондона и Парижа не принято разувать гостей. Так и ходят, ага, в сапожищах по дому. Ковры не ковры — без разницы. В кухню, в ванную, дети по полу ползают, языком облизывают — никого не беспокоит.

Иной раз жарко ногам, хочется снять ботиночки, пошевелить пальцами в дырявом носке — нет, мучайся, потей: этикет предписывает.

Но, что характерно, грязи нету. На улицах чисто ведь. То есть, иной раз бывает носсано, или мусор кое-где валяется — это да, но чтобы чернозем или глина ровным слоем с октября по май, или черный снег по весне, как в Челябинске — не бывает. Даже луж осенью толком нету. Поэтому вроде как и незачем разуваться.

Но это еще не самое страшное. Самое страшное ­— что французы вообще не знают про домашнюю одежду. Просто слова такого не понимают.

Меня мама в детстве с ремнем в руках учила: пришел из школы — переоденься в домашнее. Я так это не любил тогда, помню. А потом привык, и сейчас уже не могу в джинсах-то по квартире ходить (все время хочется пуговицу расстегнуть).

Когда тут обживаться стал, первым делом решил обзавестись домашними штанами. Зашел в какой-то реперский магаз (кстати, по-французски «магаз» так и будет «магаз») в центре и купил там за 10 евро отличные подштаники с вытянутыми коленками — прям уже снову вытянутыми. Жена меня чуть не убила за них.

А французы — как придут с работы, так и ходят при всем параде. Только шарфики снимают. Я иной раз на улице тайком приглядываюсь, нет ли у них следов от супа на пузе? Вроде нету. Как умудряются — непонятно.

(no subject)

В недiлю зайшов в метро — на платформі стоїть мужик і гучно так, що навіть я все розумію, говорить по телефону польською. А в нас тут на районі поляків багато, так що, як би, нічого особливого. Увійшли в вагон — там ще парочка сидить по-польські балакає. На наступної зупинці заходить ще мужик, який гучно по телефону когось лає польською мовою.

Проїхали пару станцій, в вагон зайшли три хлопці. Я зразу подумав — знов поляки, а ні — українці. Двоє між собою говорять українською, причому такою, ну, західною, а третій російською, а вони йому якимось суржиком відповідають. І так по вигляду і розмові — скоріш туристи, чи навіть заробітчани, ніж тут мешкають.

А інші пасажири в вагоні — більшою частиною малійці, алжирці та, чорт їх розбере, якісь ще афро-французи, одягнені в свої кольорові сарафани.

І ось я такій стою, дивлюсь то на хлопців, то на поляків, прислухаюсь, що вони там всі балакають, потім дивлюсь на африканців, і одна з негритянок теж дивиться на поляків, на хлопців, потім на мене. І так ми з нею стоїмо кілька секунд один на одного дивимось як чистокровний француз на чистокровного француза і поглядом один одному показуємо: «Панаєхалі тут!»

(no subject)

TWIMC. В целом я переехал в Париж.

Работать продолжаю там же (в Москве), по мере необходимости буду приезжать. Через какое-то время сделаю редирект старого номера московской мобилы на куда надо, чтоб можно было мне звонить на него за некосмические деньги. Как доделаю дома нормальный интернет — тогда и на офисном телефоне тоже буду доступен в рабочее время более-менее постоянно.

Кто хочет в гости — пишите, звоните.

Иркутск

Иркутск внезапно оказался офигенным. Местами похож на Нижний, местами на Хабаровск, местами на Тамбов, кое-где — даже на Питер.

Из-за сейсмической активности регламент не позволяет строить высокие здания, поэтому город огромный по площади. Большой центр, в котором полно исторической застройки 19-го века. Очень много деревянных двухэтажных домов. Жить в них, конечно, не сахар, но выглядят они чумово. Ну и кроме того, всякого купеческого классицизма с колоннами и пилястрами тоже полно. Не две жалких улицы, а прямо много.

Движуха вокруг центрального рынка как на Дорогомиловском в лучшие годы. Полно узбеков с киргизами, китайцев, иногда даже негры попадаются. Китайцы как туристы, так и осевшие. Хороший признак, я считаю: китайцы абы где не поселятся. Синагога, кстати, тоже есть.

Местный Арбат — и тот на удивление затейлив. Конечно, сплошь новодел на тему все тех же деревянных домов, но выглядит это многим лучше, чем убогие пешеходные улицы городов центральной России. Кабаки на нем соревнуются, у кого громче музло, и вообще, конечно, попса, но тем не менее.

Общественный транспорт традиционно отвратительный. Трамвайные пути местами хуже чем в Питере, хотя, казалось бы, куда уж хуже. Все ездят на машинах, но пробок почти нет. Я думаю, это из-за низкой плотности населения. Магистралей немного, парковки вдоль дорог даже в центре нету.

Что совсем невероятно для современного русского города — полно общепита на любой вкус. И тебе столовые, и очень приличные кофейни, и пабы-шмабы с крафтовым пивом, и фастуфд, и шаверма, и аутентичные узбекские забегаловки с пловом и мантами, и бурятские позы, и уютные маленькие кафе, и попсовые кабаки, и что хошь. Вообще нет никакой проблемы поесть в городе. Окрошка только везде на тройку, ну она и в Москве редко когда не на тройку. Ценник ниже чем в Москве, хотя частенько за Уралом наоборот. Конкуренция.

Байкал? — ну что Байкал? Ну Байкал. Приятнее всего смотреть на него из окна поезда на подъезде к Слюдянке со стороны Иркутска, и когда едешь дальше по берегу. На берегу интересно, но, признаться, нет ощущения, что ты находишься в каком-то невероятном месте. На Куршской косе или в Нормандии — там оно есть, а на Байкале я не почувствовал. Лес на южном берегу в районе Байкальска — чистое Подмосковье: березоньки, осинки, вязы.  Среднерусская природа и водоем. Ну большой, ну, не видно другого берега. Холодный как зараза даже в начале июля. У берега мелкий — идешь, камнии скользкие, то ли сейчас ногу сломаешь, то ли околеешь от ледяной воды, а все по колено и по колено. Хотя Байкал-то большой, и наверное там есть всякое. Местные пугали рассказами про медведей.

А вот Иркутск — прямо очень меня впечатлил. Туда стоит не ради Байкала, а и просто так заехать.

(no subject)

«

Перед Трибуналом было выдвинуто утверждение, что аннексия Австрии была оправдана сильным стремлением к союзу между Австрией и Германией, которое высказывалось во многих кругах. Утверждалось также, что у этих народов было много общих черт, которые делали этот союз желательным, и что в результате цель была достигнута без кровопролития.

Эти утверждения, даже если они являются правильными, фактически не существенны потому, что факты с определенностью доказывают, что методы, применявшиеся для достижения этой цели, были методами агрессора. Решающим фактором была военная мощь Германии, которая готова была вступить в действие в том случае, если бы она встретила какое-нибудь сопротивление. Более того, ни одно из этих соображений, как явствует из отчета Госсбаха о совещании 5 ноября 1937 г., не являлось мотивом действий Гитлера. Как раз наоборот, — в этом документе подчеркивается прежде всего то преимущество, которое приобретает Германия в военном отношении в результате аннексии Австрии.

»

(no subject)

Удивительно, какое количество людей на полном серьезе говорят, что редакцию Шарли Эбдо расстреляли из-за карикатур. Даже люди, не страдающие предрассудками, видят причинно-следственную связь между терактом и содержанием картинок в журнале.

Ну офигеть. А полицейских — тоже из-за карикатур? И кошерный магазин захватили, потому что он что-то там оскорблял? И типографию? Может и Домодедово в свое время взорвали из-за нестерпимой душевной боли?

Это цирк какой-то. Ребята выбрали ту мишень, которая им сильнее мозолила глаза. По дороге постреляв во всех, кто попался под руку. Ну, не было бы Шарли Эбдо — взорвали бы метро или вокзал, делов-то. В этом смысле Шарли Эбдо заслуживает памятника за то, что сработали как громоотвод.

Все эти сопли про невыносимые духовные страдания на почве тяжелого религиозного воспаления всех органов надо бы заканчивать. Воинствующий религиозный фундаментализм ставит своей целью уничтожение современной европейской цивилизации вместе с университетами, аэропортами, выпивкой и интернетом. Их беспокоят не карикатуры, а образ жизни. И никакие оскорбления им нипочем. В России вот попробуй нарисуй пророка Мухамеда с голым задом — вмиг отберут фломастеры. А терактам, меж тем, это никак не мешает, даже наоборот: чем меньше карикатур, тем больше терактов. Есть ли в этом казуальность — вопрос открытый, но корреляция есть точно.

Кстати, совершенно неважно, к какой именно религии относят себя фундаменталисты. Послушайте какого-нибудь Дугина или Стерлигова. То-то. Православные фундаменталисты от исламских давно уже ничем не отличается. Даже выглядят также, и автоматы Калашникова у них точно такие же. Разве что привычки самим умирать вместе с жертвами нету. Так же как какой-нибудь охреневший от денег йеменский шейх, финансирующий Аль-Каеду, не отличается от бизнесмена или чиновника, спонсирующего войну в Донбассе. Цель — та же, средства — те же, кровь — такая же.

(no subject)

Тут в одном месте правильно подсказали, что слона-то я и не заметил.

Дело в том, что для выплаты этой номинальной зарплаты в 100000 рублей, работодатель, прежде чем вообще начать платить зарплату, уплатит 18% НДС, в т. ч. с суммы, из которой получается зарплата (зарплата + ЕСН = 130000). То есть еще 23,4 тысячи.

Итого, всякий раз, коогда работник получает на руки 87 тысяч, государство получает 66,4, то есть 43,3% от денег, которые работодатель потратил на зарплату работника.

И потом еще практически во все, что работник покупает, снова входит 18% НДС. Итого 53,5% от денег, которые работодатель тратит на оплату наемного труда, уходит государству.

(no subject)

Задолбался объяснять насчет низких налогов в России. Напишу уж один раз арифметику на пальцах.

Допустим, у сотрудника в трудовом договоре написана зарплата 100 тыс. рублей.

Сверху к этим деньгам прибавим 30% ЕСН, т. е. 30 тыс.

Вычтем из 100 13% НДФЛ — 13 тыс.

Итого 43 — государству, 87 — работнику на руки. 33% получается.

Это прям не придерешься — налоги прямо налоги-налоги.

Из этих 87 в цену практически всего, что работник покупает, входит 18% НДС, т. е. еще 15,66 государству. Тут можно дискутировать, как это считать, но какая разница, если он в цену всех почти конечных товаров входит, не зря же эти 18% на всех чеках написаны.

Итого 58,66 — государству, 71,34 — работнику и работниковым детям. 45%, если впрямую сравнивать с Америкой, в которой вместо НДС налог с продаж.

С одной стороны есть некотоыре льготы, вычеты и т. п., с другой — есть еще масса разных налогов на физлиц: имущественный, транспортный и т. д. Это я уж молчу о налоге на прибыль, например, который в конечном итоге также заложен в цену товаров, об НДПИ, входящего в цену бензина и коммунальных расходов, и проч. Это все отдельно.

Так что не надо пиздить. Налоги у нас высокие.

Консолидированные доходы бюджетов всех уровней к ВВП — те да, сравнительно низкие, но низкие по меркам Европы и Америки (но не по меркам развивающихся экономик). Но только вот теплое мягким подменять не надо. В том-то и дело, что денег платим дохуя, а общих благ получаем мало.

(no subject)

Гордость за отчизну гордостью за отчизну, а трупы — как говорится, по расписанию.

Если вы думаете, что это чьи-то чужие дети, братья, друзья и прочие родственники будут поступать вперед ногами (при наличии ног у того, что останется) в обмен на белые Камазы, то, боюсь, вы ошибаетесь. У каждого, кого не коснулись Афганистан и две Чечни, теперь появился полноценный шанс собственными глазами отведать воинской славы, изящно упакованной в оцинкованную тару. А тем, кого коснулись, — бонус трек.

Пафос закончен. Теперь о практическом.

Если вы или кто-то из ваших близких сейчас находится в призывном возрасте или не дай бог раздумыет подписать контракт — приложите все усилия, чтобы этого не произошло. Отмазывайте, поступайте в Северобутовский государственный университет, симулируйте плоскостопие, уговаривайте, пишите липовые диссертации и т. д.

Я вполне серьезно.